О вегетарианстве от великих людей и знаменитостей

Высказывания великих людей о вегетарианстве


Будда Шакьямуни (563–483 гг. до н.э.):

«Во имя идеалов добра и чистоты Бодхисаттве надлежит воздерживаться от употребления в пищу умерщвленной плоти, рожденной от семени, крови и тому подобного. Во избежание устрашения животных и внушения им ужаса Бодхисаттва, добивающийся обретения сострадания, да не вкушает плоти живых существ.
Неверно то, что мясо годится в пищу, коль скоро животное не было убито вами самостоятельно, по вашему приказу либо намеренно не предназначалось вам.
Запомните, в будущем могут прийти те, кто под влиянием своей привязанности к мясу будут выстраивать разнообразные хитроумные аргументы в оправдание мясоедения. Как бы то ни было, употребление мяса в любом виде, любым способом, в любом месте однозначно и навсегда запрещено. Мясо же употреблять я никому не дозволял , не дозволяю и не буду дозволять впредь».
(Ланкаватара- Сутра)

«Цель практик Дхьяны и попыток достижения Самадхи состоит в том, чтобы избежать страданий жизни, но, ища избавления от страданий для себя, как можем мы продолжать причинять его другим? До тех пор, пока вы не научитесь контролировать свой ум до такой степени, что сама мысль о жестокости или убийстве будет вам противна, не избежать вам оков бытия. После моей Паринирваны, в последнюю кальпу, всевозможные демоны будут являться повсюду, обманывая людей и внушая им, что они могут продолжать питаться плотью и достигнуть при этом Просветления. Как может Бхикшу, желающий стать освободителем всех прочих, сам жить за счет крови и плоти других живых существ?»
(Сурангама-Сутра)

«Найдутся глупцы, которые в будущем станут утверждать, будто я позволял есть мясную пищу и сам ел мясо, но знайте же, что я никому не позволял есть мясо, не позволяю сейчас и никогда не позволю в будущем, нигде, ни при каких обстоятельствах и ни в каком виде; это раз и навсегда запрещено для всех и каждого».
(Дхаммапада)

«Употребление мяса в пищу уничтожает зерно великого сострадания».
(Махапаринирвана-Сутра)

Иисус
«И плоть умерщвленных тварей в теле его станет его собственной могилой. Ибо говорю Я вам истинно: тот, кто убивает, – убивает себя, поедающий плоть убиенную – вкушает от тела смерти».
(Евангелие мира от Есеев)

Диоген (412(?)–323(?) гг. до н.э.; греческий философ):

«Мы можем с таким же успехом поедать человеческую плоть,
как мы делаем это с мясом животных».


Плутарх (ок. 45 – ок. 127 гг. н.э., греческий историк и биограф, наиболее известен своим трудом «Сравнительные жизнеописания»):

«Я, со своей стороны, недоумеваю, какими должны быть чувства, состояние души или рассудка первого человека, когда он, совершив убийство животного, поднёс к своим губам окровавленную плоть жертвы? Как может он, расставив перед гостями на столе угощения из жутковатых трупов и мертвечины, давать имена «мяса» и «съестного» тому, что ещё вчера ходило, мычало, блеяло, смотрело вокруг? Как может зрение его сносить картину пролитой крови невинно убиенных, ободранные и изувеченные тела? Как обоняние его сносит этот страшный запах смерти, и как все эти ужасы не испортят ему аппетит, когда он жуёт плоть, исполненную болью, смакуя кровь смертельной раны?

Но как объяснить тот факт, что это безумие прожорливости и алчности
толкает вас на грех кровопролития, когда кругом в избытке ресурсов, чтобы обеспечить нам безбедное существование? Что заставляет вас клеветать на Землю как неспособную обеспечить нас всем необходимым?.. Как вам не стыдно ставить на одну ступень продукт земледелия с растерзанной жертвой бойни? Воистину, среди вас заведено звать змей, леопардов и львов дикими зверями, тогда как сами вы покрыты кровью и ни в чём им не уступаете. То,
что они убивают, – их единственная пища, но то, что убиваете вы, — для вас лишь прихоть, лакомство.

Однако мы едим не львов и волков в порядке возмездия и отмщения, мы
оставляем их с миром. Мы ловим невинных и беззащитных, лишённых смертоносного жала или острых клыков и безжалостно убиваем их.
Но если вы убеждены, что рождены с такой предрасположенностью к
плотской пище, как принято среди людей считать, то почему вы тогда сами не убиваете то, что потом пойдёт вам в пищу? Будьте последовательны и сделайте всё сами, без тесаков, дубин и топоров – как волки, медведи или львы делают это, убивая и поедая свою жертву. Загрызите быка своими собственными зубами, перегрызите горло кабану, разорвите ягнёнка или кролика на части и пожирайте их, набросившись на ещё живых, как то делают хищники.

Но, если вы предпочитаете постоять в стороне, пока жертва ваша не умрёт, и терпеть не можете собственноручно отправлять кого-либо на тот свет, почему же тогда, вопреки законам Природы, вы продолжаете поедать живых существ?» («О поедании плоти»)

Сенека (4(?) г. до н.э. – 65 г. н.э., римский философ, драматург и государственный деятель):

«Принципы избежания мясной пищи, сформулированные Пифагором, если они верны, учат чистоте и невинности;
если они ложны, то, по крайней мере, они учат нас бережливости, да и велика ли будет ваша утрата, лишись вы жестокости? Я всего лишь пытаюсь лишить вас пищи львов и стервятников. Мы способны обрести наш здравый смысл, лишь отделившись от толпы, ибо зачастую сам факт поощрения большинством может служить верным признаком порочности того или иного взгляда или образа действий. Спросите себя: «Что нравственно?», а не «Что принято среди людей?». Будьте умеренны и сдержанны, добры и справедливы, навсегда отрекитесь от кровопролития».

Порфирий (ок. 233 – между 301 и 305 гг. н.э., греческий философ, автор ряда философских трактатов):

«Тот, кто воздерживается от причинения вреда живому..., будет куда более осторожен, дабы не причинить вреда представителям своего вида. Тот же, кто любит собратьев своих, не несет ненависти к другим видам живых существ.
Отправлять животных на бойню и в котёл, участвуя тем самым в убийстве и не от гастрономической неизбежности следуя естественным законам природы, а ради удовольствия и потакая демону
обжорства, – чудовищная несправедливость.

Ну разве не абсурдно, видя, как множество представителей рода человеческого живут лишь инстинктами, не обладая рассудком и интеллектом, видя и то, как многие из них превосходят в злобе, агрессии и зверствах своих самых лютых бестий, убивая детей и родителей своих, становясь тиранами и орудием тирании (не абсурд ли это?), воображать, что мы должны быть справедливыми по отношению к оным и отбросить всякое понятие о справедливости по отношению к быку, который пашет наши поля, собаке, которая охраняет нас, к тем, кто даёт молоко нашему столу и одевает тела наши в свою шерсть? Не является ли такое положение вещей более чем абсурдным
и нелогичным?»
(«Отказ от мясной пищи»)

Леонардо да Винчи (1452–1519, итальянский живописец, скульптор, архитектор, инженер-изобретатель и учёный):

«Воистину человек – царь зверей, ибо какой ещё зверь сравнится с ним в жестокости».

«Мы живём за счёт убийства других: мы – ходячие могилы!»
(«Леонардо да Винчи», Д.С. Мережковский)

«С ранних лет я избегал есть мясо и верю, что настанет время, когда люди, подобные мне, будут смотреть на убийство животного так, как они теперь смотрят на убийство человека».
(«Записки да Винчи»)

Перси Биши Шелли (1792–1822, английский поэт):

«Лишь благодаря смягчению и приукрашиванию мертвой плоти в процессе кулинарной обработки она становится пригодной к пережёвыванию и усвоению, теряя вид кровавого месива, способного вызвать лишь тошнотворный страх и отвращение. Давайте попросим активных сторонников мясоедения провести эксперимент, как то нам рекомендует сделать Плутарх: разорвать зубами живую овцу и, погрузив голову в её внутренности, утолить жажду парной кровью... И, ещё не оправившись от ужаса содеянного, пусть он прислушается к зову своей природы, который вопиет об обратном, и попробует сказать: «Природа создала меня таким, и это мой удел». Тогда и только тогда
будет он до конца последовательным человеком».

Ральф Уолдо Эмерсон (1803–1883, американский эссеист, философ и поэт):

«Вы только что отобедали; и как бы тщательно ни была скрыта скотобойня от вашего нечаянного взора, сколько долгих миль ни разделяло бы вас – соучастие налицо».

Джон Стюарт Милль (1806–1873, английский философ и экономист):

«Отдавая себе отчёт в том, что страдания, испытываемые
животными при существующем положении вещей, несоизмеримо больше, нежели удовольствия, получаемые в результате человеком, стоит ли нам признать таковую практику моральной или аморальной? И если люди, безуспешно пытаясь поднять голову из трясины эгоизма и себялюбия, в один голос не ответят:
«Аморально», пусть тогда нравственная составляющая принципа
утилитарности будет забыта навеки».

Генри Дэвид Торо (1817–1862, американский писатель, мыслитель, натуралист):

«Для меня нет никакого сомнения в том, что человечество в
процессе своей эволюции прекратит поедать животных так же,
как когда-то дикие племена перестали поедать друг друга, когда
они вошли в контакт с более развитыми».

Анни Безант (1847–1933, английский философ, гуманист и общественный деятель, активная участница освободительного движения в Индии):

«Потребители мяса ответственны за всю ту боль и страдания, что проистекают из мясоедения и обусловлены самим фактом употребления живых существ в пищу. Не только ужасы скотобойни, но и предшествующие им пытки транспортировки, голод, жажда, нескончаемые муки страха, которые эти несчастные создания обрече
ны сносить ради того, чтобы утолить гастрономические прихоти человека...,
вся эта боль ложится тяжким бременем на род человеческий, замедляя, тормозя его прогресс и развитие...»

Лев Толстой
(1828–1910, русский писатель-гуманист):

«Это ужасно! Не те страдания и гибель живых существ, но то, как человек без нужды подавляет в себе высшее духовное начало – чувство сострадания и жалости по отношению к подобным ему живым существам – и, попирая собственные чувства, становится жестоким. А ведь как крепка в сердце человеческом эта заповедь – не убивать живое!
Не смущайтесь тем, что при вашем отказе от мясной пищи все ваши
близкие домашние нападут на вас, будут осуждать вас, смеяться над вами.
Если бы мясоедение было безразличное дело, мясоеды не нападали бы на вегетарианство; они раздражаются потому, что в наше время уже сознают свой грех, но не в силах еще освободиться от него».

Джон Харви Келлог (1852–1943, американский хирург,
основатель госпиталя Батл Крик Санаториум):

«Плоть не является оптимальным продуктом питания для человека и исторически не входила в рацион наших предков.
Мясо – вторичный, производный продукт, ибо первоначально
вся пища поставляется растительным миром. В мясе нет ничего
полезного или незаменимого для человеческого организма, чего нельзя было бы найти в растительной пище. Мёртвая корова или овца, лежащая на лугу, называется падалью. Тот же самый труп, приукрашенный и подвешенный в мясной лавке, проходит по разряду деликатесов!

Тщательное микроскопическое исследование покажет лишь минимальные различия между мертвечиной под забором и мясной тушей в лавке или же полное отсутствие таковых. Обе кишат болезнетворными бактериями и источают гнилостный запах».


Генри С. Солт (1851–1939, английский гуманист и реформатор, друг Ганди и Шоу):

«Если «права» действительно существуют (а интуиция и практика, бесспорно, свидетельствуют именно об этом), было бы, по
меньшей мере, несправедливо наделять правами лишь людей, отказывая в оных животным, ибо один и тот же принцип справедливости и сострадания применим в обоих случаях. «Боль есть боль, – го-
ворит Хамфри Прайматт, – вне зависимости от того, испытывает её человек или животное». И мучимое существо, будь то животное или человек, испытывая страдание, страдает от Зла. Зло влечёт мучения, которые незаслуженны и беспричинны, которые не есть наказание за содеянное, которые не послужат никакой благой цели и которые являются лишь проявлением силы и власти безнаказанно творить злодеяния. Причину этого надо искать в жестокости и несправедливости, присущих людям».
(«Права животных»)

«Напротив, я считаю, что человек в процессе «гуманизации» не кулинарными школами, но школами философской мысли откажется от варварской привычки поедания плоти умерщвленных животных и постепенно разовьёт чистую, простую, более гуманную и, стало быть, более цивилизованную диету.
Сегодняшние корабли по перевозке животных напоминают мне худший
вариант кораблей работорговцев пятидесятилетней давности... Существующая практика убийства животных в пищу человеку в варварстве и жестокости своей являет прямую противоположность тому, что я понимаю под «гуманностью диеты».
«Вы приглашаете красивую девушку на ужин и предлагаете ей... сэндвич
с ветчиной! Старая пословица гласит, что глупо метать жемчуг перед свиньями. Что же нам остаётся сказать о той учтивости, которая мечет свиней перед жемчужиной?»

«Вегетарианство – это диета будущего. Это столь же верно, как и то,
что мясоедение принадлежит прошлому. В этом столь привычном и одновременно столь разительном контрасте – овощная лавка по соседству с мясной – жизнь преподносит нам неоценимый урок. С одной стороны, мы можем видеть варварство и дикость в действии: обезглавленные туши, застывшие в жутковатом подобии живых существ, суставы, куски окровавленной плоти, внутренние органы с их тошнотворным запахом, пронзительный визг ножовки, рассекающей кость, глухие удары топора – весь этот несмолкаемый вопль протеста против ужасов мясоедения. И в пику этому пугающему
зрелищу тут же, рядом, можно видеть богатство россыпей золотых фруктов, достойное пера поэта, – пищи, абсолютно соответствующей физическому строению и врождённым инстинктам человека, пищи, способной с лихвой удовлетворить все мыслимые потребности человеческого организма. Видя этот разительный контраст и осознавая все те нелёгкие шаги, которые необходимо сделать, и те трудности, которые предстоит преодолеть, остаётся ли место сомнениям, что этот путь развития, который нам предстоит пройти от варварства к гуманности, явственно представлен здесь и сейчас перед
нашим взором».

«Эта логика мясной лавки есть прямая противоположность истинного
почитания всего живого, ибо она подразумевает, что настоящий любитель животных тот, чья кладовая полнее ими набита. Это философия волка, акулы, людоеда». («Гуманность диеты»)

Джорж Бернард Шоу (1856–1950, английский драматург и кри-
тик):

«Почему вы призываете меня к ответственности за то лишь, что я предпочитаю есть скромно? Вам, скорее, следовало бы сделать это, разжирей я на обожжённых трупах животных».

«Когда человек хочет убить тигра, он называет это спортом;
когда тигр хочет убить человека, тот называет это кровожадностью».

«Животные – мои друзья..., и я не ем моих друзей».

«В моём завещании я высказал свою волю относительно организации
моих похорон. Похоронная процессия будет состоять не из траурных экипажей, а из вереницы быков, овец, свиней, стаек птиц и маленького передвижного аквариума с рыбками. На всех присутствующих будут одеты белые шарфы в знак уважения к человеку, который канул в вечность и при жизни не поедал своих собратьев».

«Задумайтесь о той невероятной энергии, что заключена в жёлуде! Вы
зарываете его в землю, и он выстреливает могучим дубом. Закопайте овцу, и вы не получите ничего, кроме гниющего трупа
».

Элла Уилер Уилкокс (1853–1919, американская поэтесса и новеллистка):

Я – голос тысяч тварей бессловесных,
Через меня немые будут говорить,
И до ушей глухого к их страданьям мира
Я правду скорбную стараюсь доносить.
Мы рождены одною высшей волей:
И птаха воробей, и человек – природы царь.
Всевышний равно наделил душою
Пернатую, мохнатую и всякую иную тварь.
И я стою на страже наших братьев
Глашатаем Природы – птиц, зверей.
Вести я буду этот бой неравный,
Пока не станет этот мир добрей.

Рабиндранат Тагор (1861–1941, индийский бенгальский
поэт, Нобелевский лауреат):

«Мы в состоянии поглощать плоть лишь потому, что мы не
думаем в этот момент о том, сколь жестоки и греховны деяния
наши. Существует множество преступлений, которые являются таковыми лишь в контексте человеческого общества, преступлений, противоправность которых – лишь в отступлении от общепринятых норм, обычаев и традиций. Жестокость не относится к таковым. Это фундаментальный грех, зло, и к нему неприменимы споры или толкования. Если только мы не позволим нашему сердцу загрубеть, оно убережёт нас от жестокости, его зов всегда ясно слышен; и, тем не менее, мы продолжаем творить жестокости снова и снова, делая это легко, радостно, все мы – сказать по правде. Тех же, кто не присоединятся к нам, мы спешим назвать странными чудаками не от мира сего... И если даже после того, как жалость всё же пробудилась в наших сердцах, мы предпочитаем глушить наши чувства ради того лишь, чтобы не отстать от остальных в их охоте за всем
живым, мы тем самым оскорбляем всё то доброе, что теплится у нас внутри.
Я избрал для себя вегетарианский образ жизни».

Морис Метерлинк
(1862–1949, бельгийский драматург, эссеист
и поэт):

«Если только однажды человек осознает возможность обходиться без мясной пищи, это будет означать не только фундаментальную экономическую революцию, но и заметный прогресс в морали
и нравственности общества».

Герберт Уэллс (1866–1946, английский новеллист и историк):

«В мире Утопии нет такой вещи, как мясо. Раньше – да, но теперь даже сама мысль о скотобойнях невыносима. Среди населения,
которое поголовно образованно и примерно одного уровня физического совершенства, практически невозможно найти кого-либо, кто
возьмётся разделать мертвую овцу или свинью. Мы так и не разобрались до конца в гигиеническом аспекте употребления мяса. Другой, более важный аспект, решил всё. До сих пор помню, как ещё ребёнком я радовался закрытию последней скотобойни».
(«Современная Утопия»)

Мохандас Ганди (1869–1948, лидер и идеолог индийского
национально-освободительного движения, видный общественный и политический деятель):

«Показателем величия нации и уровня нравственности в
обществе может служить то, как её представители обращаются
с животными.
Я не рассматриваю плоть умерщвленных животных как необходимую
для нас пищу. Напротив, я убеждён в том, что для человека неприемлемо употреблять мясо в пищу. Мы заблуждаемся в своих попытках копировать низших животных, на деле превосходя их в развитии.

Единственный способ жить – это давать жить другим.

Защита коров для меня является одним из самых замечательных явлений во всей человеческой эволюции, так как это выводит человека за рамки особей своего вида. Корова для меня символизирует весь животный мир.
Человек через корову призван понять своё единство со всем живым... Корова – это песнь жалости... Защита коров символизирует защиту всех немых тварей господних... Мольба стоящих ниже нас на ступенях эволюции бессловесна, и в этом её сила».

Альберт Швейцер (1875–1965, известный врач-миссионер, внесший значительный вклад в развитие здравоохранения в Африке, теолог, музыкант, лауреат Нобелевской премии мира за 1952 г.):

«Когда какое-либо животное насильно принуждается служить человеку, страдания, которые оно испытывает в результате этого, являются нашей общей проблемой. Никто, коль скоро он в силах предотвратить это, не должен попустительствовать боли и страданию, за которые он не хочет нести ответственность. Никто не должен самоустраняться от проблемы, думая, что это не его ума дело. Никто не должен уклоняться от бремени ответственности. До тех пор, пока существует повальное жестокое обращение с животными, пока стоны голодных и мучимых жаждой существ доносятся незамеченными из железнодорожных вагонов, пока на скотобойнях царит жестокость, и столько
животных встречают ужасную смерть от неумелых рук на наших кухнях,
до той поры, пока животные вынуждены сносить неописуемые муки от
бессердечных людей или служить объектом жестоких игр наших детей,
до тех пор все мы виновны и вместе несём бремя ответственности за всё происходящее».

«Добро – поддерживает и лелеет жизнь. Зло – уничтожает и препятствует ей».

«Человека можно назвать нравственным только тогда, когда он следует лежащему на нём долгу оберегать всё живое, что он в состоянии защитить, и когда он идёт своей дорогой, избегать, насколько это возможно, причинять вред живому. Такой человек не задаётся вопросом, насколько та или иная форма жизни заслуживает симпатии к себе или насколько она способна чувствовать. Для него священна жизнь как таковая. Он не сломает сосульку, что сверкает на солнце, не сорвёт лист с дерева, не тронет цветок и постарается не раздавить ни одно насекомое при ходьбе. Если он работает летним вечером при свете лампы, он, скорее, закроет окно и будет
работать в духоте, нежели наблюдать, как один за другим мотыльки падают на его стол с опалёнными крыльями».

«Тот факт, что животные, будучи немыми жертвами столь многих опытов, своей болью и мучениями сослужили великую службу страдающему человеку, подразумевает наличие некоей новой и уникальной связи, солидарности между нами и животным миром. Результатом этого является и новая, ложащаяся на всех нас ответственность творить добро всем живым существам, при всех обстоятельствах, настолько, насколько это в наших силах. Когда я помогаю насекомому выбраться из беды, всё, что я делаю, – это лишь попытка искупить хоть часть той вины, что лежит на нас за все эти злодеяния против братьев наших меньших».
(«Цивилизация и Этика»)

Альберт Эйнштейн (1879–1955, физик-теоретик):

«Я считаю, что вегетарианская диета, хотя бы благодаря ее чисто физическому воздействию на человеческий темперамент, должна в высшей степени благотворно сказаться на судьбе человечества.
Ничто не принесет такой пользы человеческому здоровью и не увеличит шансы сохранения жизни на Земле, как распространение вегетарианства».

Франц Кафка (1883–1924, известный австрийско-чешский писатель):
«Теперь я могу смотреть на вас спокойно: я вас больше не ем».
(Так сказал писатель, любуясь рыбками в аквариуме.)

Прасад Раджендра (1884–1963, первый президент Республики Индия):

«Любой интегрированный взгляд на жизнь как единое целое неизбежно выявит взаимосвязь между тем, что индивид ест, и тем, каково его отношение к окружающим. Путём дальнейшего размышления (не столь уж и фантастичного) мы придём к заключению, что единственным способом избежать водородной бомбы будет уход от того базового состояния ума, что породило эту бомбу, и единственным способом избежать этой ментальности будет являться развитие уважения ко всему живому, всем формам жизни, при любых обстоятельствах. И всё это – лишь ещё один синоним вегетарианства».

Герберт Шелтон (1895–1985, известный американский
врач-натуропат):

«Людоеды выходят на охоту, выслеживают и убивают свою жертву – другого человека, затем жарят и едят его, точь-в-точь
как поступили бы они с любой иной дичью. Не существует ни единого факта, ни единого аргумента в оправдание мясоедения,
которые нельзя было бы употребить и в оправдание каннибализма».
(«Совершенное питание»)

Сергей Есенин (1895–1925, поэт)

Дряхлая, выпали зубы,
Свиток годов на рогах.
Бил ее выгонщик грубый
На перегонных полях.
Сердце неласково к шуму,
Мыши скребут в уголке.
Думает грустную думу
О белоногом телке.
Не дали матери сына,
Первая радость не впрок.
И на колу под осиной
Шкуру трепал ветерок.

Айзек Башевис Зингер (1904–1991, писатель, Нобелевский лауреат):

«...Воистину, при сотворении мира Всевышнему пришлось притушить на время свет Сияния своего; известно, что не существует свободы выбора без страданий. Но поскольку животные не наделены свободой выбора, почему они-то должны страдать?»

Николай Дроздов, (1937, телеведущий):

«В 1975 году основатель программы «В мире животных» Александр Згуриди снимал в Индии художественный фильм «Рики-Тики-Тави» по сказке Киплинга. А меня взял научным консультантом. Я увлекся учением йогов и стал вегетарианцем. Приехав в Москву, перестал употреблять мясо и птицу. А от рыбы отказался недавно - 5 лет назад. Почувствовал себя намного энергичнее, бодрее. Не страдаю лишним весом. Выгляжу, по мнению друзей, гораздо моложе своих лет. Многие недоуменно разводят руками: «Откуда силы взять, если питаться одной травой?» Я озадачиваю: «Гориллы -травоядные животные, а в своих объятиях могут человека задушить»».

Сева Новгородцев
(1940, радиоведущий BBC):

«Попал под дождь – вымок. Угодил в грязь – испачкался. Выпустил вещь из рук – она упала. По таким же непреложным, только невидимым законам человек обретает то, что на санскрите называют кармой. Каждый поступок и мысль определяют дальнейшую жизнь. И все – куда хочешь, туда и двигай, к святым или крокодилам. В святые мне не попасть, но и в крокодилы не хочется. Я – где-то посередине. Мяса не ем с 1982 года, запах его со временем стал противен до мерзости, так что сосиской вы меня не соблазните».
(Специально для «Пищи для размышлений»)

Пол Маккартни
(1942, музыкант):
«Сегодня на нашей планете очень много проблем. Мы слышим много слов от бизнесменов, от правительства, но, похоже, они ничего не собираются с этим делать. Но вы сами можете кое-что изменить! Вы можете помочь окружающей среде, можете помочь прекратить жестокое обращение с животными, и вы можете улучшить свое здоровье. Все, что вам нужно сделать, – это стать вегетарианцем. Так что подумайте об этом, это отличная идея!»

Михаил Задорнов (1948, писатель):
«Я видел, как женщина ест шашлык. Эта же женщина не может смотреть, как забивают барашка. Я считаю это лицемерием. Когда человек видит явное убийство, он не хочет быть агрессором. Вы видели бойню? Это как ядерный взрыв, только ядерный взрыв мы можем заснять, а здесь – лишь чувствуем выход страшнейшей отрицательной энергии. Это ужаснет самого последнего обывателя. Я считаю, что человек, который стремится к самосовершенствованию, должен начинать с питания, я бы даже сказал, с философии, но не каждому это дано. Сейчас мало найдется людей, способных начать с философии и прийти к заповеди «не убий», поэтому правильно будет начать с еды; через здоровую пищу очищается сознание и, следовательно, меняется философия».

Рашид Гумарович Нургалиев (1956, Министр МВД Российской
Федерации, генерал армии)

Еще несколько лет назад невысокий генерал весил... около ста
килограммов! И за несколько месяцев сбросил 30 кг!

«Сидячий образ жизни, большой объем работы, при котором
забываешь о нормальном питании, - все это привело к тому, что в
свое время стало элементарно трудно существовать. И неприятно как мужчине, уважающему себя.
Рецепты здорового образа жизни крайне просты, нужно просто четко
и постоянно им следовать. Это как раз и труднее всего. То есть моральный фактор - захотеть измениться самому, полюбить себя в конце концов и держаться. А в остальном все банально даже: никакого спиртного, никакой тяжелой пищи и зарядка. Причем время для физкультуры должно быть всегда.
В принципе для нормальной формы организма достаточно не переедать,
питаться по режиму, не размениваясь на бутерброды в любое время, и не есть на ночь. Но для себя лично я выбрал более жесткий вариант, видимо, почувствовал, что на данном жизненном этапе готов к нему. Я с некоторых пор вегетарианец. И вообще ем мало, обхожусь орехами, зеленью, овощами и фруктами. И, как видите, прекрасно себя чувствую.»

Евгений Осин (1964, музыкант ):

«Студентом, в 1983 году, я ездил в стройотряд под Астрахань.
Местный пастух забивал двух баранов прямо на наших глазах. Я испытал такой шок, что до сих пор не ем мяса. С рыбой тогда тоже «завязал». Я заметил, что, отказавшись от тяжелой для организма пищи, стал меньше болеть.»

Валерия (1968, певица):

«Не я выбирала вегетарианство, а оно выбрало меня. Мой бывший муж Александр Шульгин был убежденным вегетарианцем, и все 10 лет нашего брака мяса в доме не было. В принципе я всегда была равнодушна к свинине, говядине или баранине, а после развода, когда я могла уже покупать любые продукты, ни на кого не оглядываясь, о мясе я даже не
вспоминала. Может быть, и потому, что я строго соблюдаю все посты -
почти четыре месяца в году я вообще не ем никаких продуктов животного происхождения, включая молоко и яйца. Вегетарианство помогает мне поддерживать хорошую физическую форму и быть всегда в тонусе. А мои дети долгое время даже не представляли, как выглядит мясо».

Анастасия Волочкова (1976, балерина):

«Не поверите, но мяса я не ем с 5 лет. Ради балета я была готова на любые жертвы. Поэтому легко отказалась от мясных продуктов, а после поедания овощных, капустных, например, котлеток было очень легко танцевать. В таком раннем возрасте я не задумывалась о пользе вегетарианства, оно легко и просто стало для меня образом жизни. Я не понимаю, как можно питаться по-другому».

Ольга Шелест (1977, телеведущая):

«Мясо я не ем уже около 10 лет, а 3 года назад стала веганом,
то есть строгой вегетарианкой. По этическим причинам исключила из рациона любые продукты животного происхождения. Я стала более выносливой, так как организм перестал тратить энергию на переваривание пищи. К вечеру не умираю от усталости, а работаю в том же ритме, что и утром. Чтобы выспаться, мне достаточно
4-5 часов сна».

Натали Портман (1981, актриса):

«Когда мне было восемь лет, отец взял меня на медицинскую конференцию, где демонстрировали достижения лазерной хирургии. В качестве наглядного пособия использовали живую курицу. С тех пор я мяса не ем».